Стучу в небеса и слушаю отзвуки
Перевод с немецкого Давида Бродского

Помпея и Геркуланум

Что за чудо случилось? Источников чистых просили
Мы у тебя, земля, - что же нам шлешь из глубин?
Или есть жизнь под землей? Иль живет под лавою тайно
Новое племя? Иль нам прошлое возвращено?
Римляне, греки, глядите: открыта снова Помпея,
Город Геракла воскрес в древней своей красоте.
Гордо над сводом свод вздымается; портик обширный
Залы раскрыл: сюда - их населите скорей!
Вот отворен театр: так пусть несметные толпы
Реками хлынут в его семь исполинских ворот.
Мимы, на сцену! Пусть совершается жертва Атрида,
Пусть Оресту вослед страшный потянется хор!
Вы, триумфальную арку пройдя, узнаете ль форум?
Что там за мужи в креслах курульных сидят?
Ликторы, ваши секиры несите! Претору должно
В кресло усесться и суд неумолимый творить.
Улицы чистые вширь раздались, и, вымощен камнем,
Путь пешеходный пролег около самых домов.
Кровли вперед выдаются, навес образуя над ними,
Комнат нарядных кольцо весь опоясало двор.
Ставни спешите открыть и дверей заваленных створки,
Пусть в их жуткую тьму радостный луч упадет.
Глянь, как стройно вокруг стоят красивые скамьи,
Пол, возвышаясь блестит от разноцветных камней.
Свежи еще на стене огневые, пышные краски,
Где же художник, ужель только что кисть отложил?
Здесь наливные плоды и цветов роскошных гирлянды
Вдоль по карнизу каймой дивный фестон протянул.
Там - младенец Амур с корзиной крадется полной,
Здесь выжимают гурьбой гении пурпурный сок.
В пляске несется вакханка; там - нежится в полудремоте,
И притаившийся фавн жадно глядит на нее;
Здесь она горячит кентавра и, на колене
Стоя одном лишь, бьет тирсом его по хребту.
Отрок, что же ты медлишь? Здесь много сосудов красивых,
Свежей воды зачерпни, дева, в этрусский кувшин.
Здесь и треножник, стоящий на сфинксах крылатых, - живее
Уголья вздуйте, рабы, и разожгите очаг!
Нате на рынок монету времен могучего Тита,
Вот и весы тут лежат, - видите, цел разновес.
Вставьте зажженные свечи в чудесные эти шандалы,
Чистым маслом по край лампы наполните все.
Что этот ларчик вмещает? Глядите, девушки, кольца
И ожерелья жених вам золотые прислал.
Так поведите невесту в душистую баню; вот мази,
Вот румяна хранит этот граненый хрусталь.
Где ж старики и мужи? Сокровищем великолепным
Древние хартии сплошь заполонили музей.
Вот и стиль для письма и таблички вощеные также.
Все уцелело - земля преданно все сберегла.
Так же пенаты на прежних местах, и все отыскались
Боги опять; почему ж строгих не видно жрецов?
Вот золотым кадуцеем Гермес взмахнул стройнобедрый,
И над рукою его гордо победа летит.
Тут алтари, как древле, стоят, - придите ж, придите,
Бог заждался, - поскорей жертву сожгите ему!

Поэтический отклик на завершение раскопок Помпеи и Геркуланума. Шиллер никогда не был в Италии, но на основании подробных описаний и изображений сумел воссоздать облик открытых городов с удивительной наглядностью и лиризмом.
В креслах курульных - Ряд должностных лиц в Древнем Риме (консулы, преторы, курульные эдилы и др.) во время официальных актов сидели в особых - курульных – креслах, изготовлявшихся из слоновой кости, а позднее из мрамора и металла.
Ликторы - служители высших должностных лиц.
Претор - должностное лицо, ведавшее главным образом судебными делами.
Тит - Тит Флавий Веспасиан, римский император (79-81).
Музей - здесь: библиотека.

@темы: Стихи