18:07 

«ЗЛАЯ МАЧЕХА ДОМА ЦЕЗАРЕЙ»

Стучу в небеса и слушаю отзвуки
Парфенов В.Н.
«ЗЛАЯ МАЧЕХА ДОМА ЦЕЗАРЕЙ» (ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК)

--------------------------------------------------------------------------------
Текст приводится по изданию: «Античный мир и археология». Вып. 9. Саратов, 1993.
--------------------------------------------------------------------------------




«При тиранических режимах политика есть
искусство чередующихся интриг»
А. Авторханов


Вынесенная в заглавие этого очерка нелестная характеристика, которую дал великий римский историк Корнелий Тацит, относится к Ливии Друзилле, жене Цезаря Августа и матери его преемника, императора Тиберия. Наделяя Августа разного рода демоническими свойствами, исследователи зачастую упускают из виду ту роль, которую в формировании политики первого принцепса играло его окружение. Наиболее стабильным элементом этого окружения и была Ливия, третья по счету жена Августа, который был ее вторым мужем.

Дочь Ливия Друза Клавдиана, приемного сына Ливия Друза, знаменитого защитника италиков, Ливия Друзилла родилась 30 января 58 г. до н. э. Ее детство и отрочество пришлись на годы гражданских смут, переросших в войну между Цезарем и сторонниками республиканского строя. Непосредственно ее эти события не коснулись, и, получив обычное для девочек из аристократических семей домашнее образование, в обычном для молодых римлянок возрасте, в пятнадцать лет, она вышла замуж за Тиберия Клавдия Нерона. Муж был много старше нее, принимал активное участие в гражданской войне на стороне Цезаря, но после убийства последнего высказался за награждение убийц. К счастью для него, это высказывание осталось без последствий.

16 ноября 42 г. до н. э. у Ливии родился сын, [с.177] названный, как и его отец, Тиберием. В том же году она лишилась своего отца — Ливий Друз сражался при Филиппах на стороне республиканцев и после разгрома Брута и Кассия покончил с собой, не желая сдаваться торжествующим победителям, одним из которых был будущий муж его дочери1. Тиберий Нерон участия в этих событиях не принимал, ему, похоже, не угрожал свирепствовавший в Италии террор цезарианцев. Однако, когда в 41 г. до н. э. вспыхнуло восстание экспроприированных италийских землевладельцев против Октавиана, вошедшее в историю под названием Перузинской войны, Тиберий Нерон, занимавший тогда должность претора, имел неосторожность примкнуть к этому движению. После победы Октавиана ему, как и многим другим, пришлось бежать на Сицилию. Хозяином этого острова был тогда Секст Помпей, сын Помпея Магна и обладатель великолепного флота. Помпей-младший, корабли которого крейсировали вдоль берегов Италии и подбирали беглецов, оставался после гибели Брута и Кассия единственной надеждой всех противников военной диктатуры цезарианцев. Однако Нерон, который оказался на острове вместе с женой и младенцем-сыном, встретил у морского властелина холодный прием. Уязвленный этим, аристократ (надменность вообще была фамильной чертой Клавдиев) переправился с семьей на Балканы и объявил себя сторонником Антония. Вместе с ним он и вернулся в Рим в 40 г. до н. э. (благо Октавиан объявил перед этим амнистию для своих бывших противников, исключив из нее лишь убийц Цезаря). Для его брака возвращение оказалось роковым — вскоре Октавиан, который вообще не мог пропустить ни одной хорошенькой женщины, обратил на Ливию свое благосклонное внимание.

Будущий автор сурового «закона Юлия о прелюбодеяниях» в молодости многократно грешил против его положений, и Скрибония, его вторая жена, получила развод (причем в тот день, когда родила ему дочь) — главным образом из-за того, что устраивала сцены ревности — сам Август в мемуарах писал, что развелся с ней, «устав от ее дурного нрава»2. Связь с Ливией не постигла, однако, судьба иных [с.178] увлечений любвеобильного триумвира. Двадцатилетняя Друзилла находилась тогда в расцвете своего очарования и слыла первой красавицей Рима. Октавиан, похоже, оценил не только это, увы, скоропреходящее свойство, но и редкостный ум жены Тиберия Нерона. Поэтому он уговорил последнего уступить Ливию ему; та явно не имела ничего против этого. Препятствием не стало даже то, что «невеста» находилась на шестом месяце беременности. Октавиан, правда, запросил жрецов, позволяет ли религиозное право вступать в брак в столь интересном положении, но запрос этот молва сочла не более чем изощренным издевательством над «обычаями предков». Как и оба предыдущих брака Октавиана, его новая женитьба имела и политический смысл (здесь он на редкость совпал с личными интересами): рука внучки поборника дела италиков должна была помочь в создании необходимого «имиджа» молодого триумвира — для уничтожения популярного в Италии Секста Помпея и с дальним прицелом на борьбу с Антонием.

Свадьба Октавиана и Ливии состоялась 17 января 38 г. до н. э. Спустя три месяца Ливия родила второго сына, сначала названного Децимом, а затем переименованного в Друза (такого рода необычные личные имена, роль которых играли прежние родовые прозвища, стали входить в моду среди римской аристократии). Все в Риме были убеждены, что настоящим отцом младенца был сам Октавиан; по городу ходила греческая эпиграмма: «У счастливчиков и дети родятся

@темы: Статьи

Комментарии
2007-09-15 в 18:47 

Idem in me! (c)
ой... а продолжение где?

2007-09-16 в 14:17 

Пусть мой враг будет силен и страшен. Если я поборю его, я не буду чувствовать стыда.
Поддерживаю Armilla. Что там дальше?

     

Populus romanus

главная