Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
22:33 

И. Бродский. Письма римскому другу (из Марциала)

Idem in me! (c)


Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемена у подруги.
Дева тешит до известного предела --
дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятья невозможны, ни измена!

Посылаю тебе, Постум, эти книги.
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жестко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.
Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных --
лишь согласное гуденье насекомых.

Здесь лежит купец из Азии. Толковым
был купцом он -- деловит, но незаметен.
Умер быстро -- лихорадка. По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.
Рядом с ним -- легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях империю прославил.
Сколько раз могли убить! а умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.
И от Цезаря далёко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники -- ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Этот ливень переждать с тобой, гетера,
я согласен, но давай-ка без торговли:
брать сестерций с покрывающего тела --
все равно что дранку требовать от кровли.
Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я -- не бывало.
Вот найдешь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
"Мы, оглядываясь, видим лишь руины".
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.
Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им...
Как там в Ливии, мой Постум, -- или где там?
Неужели до сих пор еще воюем?

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще... Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.
Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.
Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.

Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце,
стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.
Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке -- Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса. <!--IBF.ATTACHMENT_211053-->

@темы: Стихи

22:11 

Он был Венерой, вышедшей из пены...

Перво-наперво хочется сказать огромное спасибо Fatalit за любезно предоставленную ссылку: как оказалось, в недрах библиотеки Мошкова хранится настоящее сокровище - поэма португальского поэта Фернандо Пессоа "Антиной". Если кто-нибудь ещё этого не читал, настоятельно рекомендую - дивно прекрасные строки, удивительные образы, чувственная аура... В общем, есть от чего потерять голову и растаять, как мороженое...:)
http://www.lib.ru/POEZIQ/PESSOA/lirika.txt


@темы: Стихи, Ссылки

20:42 

Вл. Высоцкий. Семейные дела в Древнем Риме.

Idem in me! (c)



Как-то вечером патриции собрались у Капитолия,
Новостями поделиться и выпить малость алкоголия,-
Не вести ж бесед тверезыми. Марк-патриций не мытарился:
Пил нектар большими дозами и ужасно нанектарился.

И под древней под колонною он исторг из уст проклятия:
- Эх, с почтенною Матреною разойдусь я скоро, братия.
Она спуталась с поэтами, помешалась на театрах,-
Так и шастает с билетами на приезжих гладиаторов.

"Я,- кричит,- от бескультурия скоро стану истеричкою."
В общем злобствует, как фурия, поощряема сестричкою.
Только цыкают и шикают,- ох, налейте снова мне двойных.
Мне ж рабы в лицо хихикают.. На войну бы мне, да нет войны.

Я нарушу все традиции, мне не справиться с обеими.
Опускаюсь я, патриции. Дую горькую с плебеями.
Я ей дом оставлю в Персии, пусть берет сестру-мегерочку,
А на отцовские сестерции заведу себе гетерочку.

У гетер, хотя безнравственней, но они не обезумели.
У гетеры пусть все явственней, зато родственники умерли.
Там сумею исцелиться и из запоя скоро выйду я...
И пошли домой патриции, Марку пьяному завидуя.


@темы: Стихи

20:07 

Idem in me! (c)
Михаил Гаспаров

КАЛИГУЛА

Пришел веселый месяц май,
Над нами правит цезарь Гай,
А мы, любуясь Гаем,
Тиберия ругаем.

На площадях доносы жгут,
А тюрьмы пусты, тюрьмы ждут,
А воздух в Риме свежий,
А люди в Риме те же.

Недавней кровью красен рот
От императорских щедрот:
Попировали — хватит!
Покойники заплатят.

Кто первый умер — грех на том.
А мы — последними умрем.
И в Риме не боятся
Последними смеяться.

Красавчик Гай, спеши, спеши:
Четыре года — для души,
А там — другому править,
А нам — другого славить

@темы: Стихи

20:11 

Idem in me! (c)
Осип Мандельштам

***


Природа - тот же Рим и отразилась в нем.
Мы видим образы его гражданской мощи
В прозрачном воздухе, как в цирке голубом,
На форуме полей и в колоннаде рощи.

Природа - тот же Рим, и , кажется, опять
Нам незачем богов напрасно беспокоить, -
Есть внутренности жертв, чтоб о войне гадать,
Рабы, чтобы молчать, и камни, чтобы строить.

1917

@темы: Стихи

20:12 

Idem in me! (c)
Осип Мандельштам


***


С веселым ржанием пасутся табуны,
И римской ржавчиной окрасилась долина;
Сухое золото классической весны
Уносит времени прозрачная стремнина.

Топча по осени дубовые листы,
Что густо стелются пустынною тропинкой,
Я вспоминаю Цезаря черты -
Сей профиль женственный с коварною горбинкой!

Здесь Капитолия и Форума вдали
Средь увядания спокойного природы,
Я слышу Августа и на краю земли
Державным яблоком катящиеся годы.

Да будет в старости печаль моя светла:
Я в Риме родился, и он ко мне вернулся;
Мне осень добрая волчицею была,
И - месяц цезарей - мне август улыбнулся.

1915

@темы: Стихи

18:25 

Древнеримские гомоэротические мотивы в русской поэзии.

читать дальше
Из "Альбома Антиноя"

Вдоль над рекой быстроводной
Быстро две бабочки мчатся, кружась друг над другом,
Только друг друга и видят они.
Ветку несет по реке: они сели,
Редкими взмахами крылышек держат кой-как равновесье,
Заняты только любовью своей.
Друг мой ! Река - это время;
Ветка плывущая - мир;
Бабочки - мы!

читать дальше

@темы: Антиной, Стихи, русская литература

21:37 

Radamate
Знал ли из критских мужей кто-либо совесть и честь?
Это, собственно, тот же автор, который переделал "Три гоплита, три веселых
друга".

Александр Горский.
Ветеранские плачи

(вольный перевод с латинского)

I.

Стою перед вами я и не стыжусь.
Судьба меня всюду бросала.
Подайте сестерций: на что я гожусь,
Безноженький, после Фарсала.

Великий Помпей, он от драки устал,
За что был зарезан с коварством,
А Гай Юлий Цезарь диктатором стал,
И править он стал государством.

Марк Порций Катон был весьма справедлив
И бился за правое дело,
Но в Утику он после Тапса приплыв,
Мечом закололся там смело.

А Цезарь стал скоро сенат притеснять
И к трону стремиться бездарно.
Сенат под диктатора начал копать -
Был Цезарь зарезан коварно.

Марк Брут муж был умный и смелый вполне,
И с Цезарем дерзко боролся,
Но, злою судьбою прижатый к стене,
Он храбро мечом закололся.

В сенате стал главным потом Цицерон,
Но спелась коварная кодла,
И был понесен государством урон -
Марк Туллий зарезан был подло.

Юпитер, однако, убийц не забыл -
С Антонием так обошелся:
В царицу Египта влюбленный он был,
А после мечом закололся.

Один только Август, хоть скромен и тих, -
Мне верьте вы или не верьте, -
Коварно зарезал врагов всех своих
И счастливо правил до смерти.

Блажен, кто сестерций калеке подал.
Не брезгуйте, люди, солдатом.
Подайте тому вы, кто кровь проливал
В последней войне с Митридатом.

II.

Об стены бил Август своей головой.
Рыданья звучали и стоны.
Оттуда я, люди, вернулся живой,
Где Вар положил легионы.

Был строг Цезарь Август и, надо признать,
С развратом боролся он очень.
Чтоб зло компетентнее искоренять,
Имел он бессонные ночи.

Вот Август Тиберия усыновил.
Тот правил сначала не строго,
Но те, кто величье его оскорбил,
Всем нам приказали жить долго.

Калигула после Тиберия был -
Пример сумасброда и хама.
Он богом однажды себя объявил,
Юпитера выгнав из храма.

Калигула каждой скотине был друг,
И был он на шалости падкий:
Когда его конь стал сенатором вдруг,
Все римляне ржали украдкой.

Сенаторов лишь рассмешить нелегко -
Сенаторы мрачные были.
Они обижались на шутки его
И очень коварно убили.

А Клавдий Калигуле дядюшкой был
И пост занял храбро опасный.
На пытки и казни смотреть он любил,
Но был в личной жизни несчастный.

Развратна - он знал - Мессалина-жена,
И Клавдий пенял ей за это.
За это она и была казнена -
Сжил Клавдий супругу со света.

Он сердце отдал Агриппине тогда.
Опасный, признаться, был номер:
Грибки приготовила как-то она -
От этого Клавдий и помер.

Нерон начал править. Поэтом он был,
И в творческом смелом полёте
Британика, сводного брата, убил,
И маму, и старую тётю.

Потом всех друзей император извёл
Без всякого без сожаленья
И даже однажды себя заколол
Он для полноты ощущенья.

Писатель Петроний - на что был хорош -
Развратником был без изъяна -
Однажды устроил с друзьями кутеж
И вены открыл себе спьяну.

Совсем я беспомощный, граждане, стал.
Скончаюсь, наверное, скоро.
Подайте тому вы, кто кровь проливал
В тяжелую пору террора.

@темы: Стихи

16:59 

Фридрих Шиллер о Помпеях и Геркулануме.

Стучу в небеса и слушаю отзвуки
Перевод с немецкого Давида Бродского

Помпея и Геркуланум

Что за чудо случилось? Источников чистых просили
Мы у тебя, земля, - что же нам шлешь из глубин?
Или есть жизнь под землей? Иль живет под лавою тайно
Новое племя? Иль нам прошлое возвращено?
Римляне, греки, глядите: открыта снова Помпея,
Город Геракла воскрес в древней своей красоте.
Гордо над сводом свод вздымается; портик обширный
Залы раскрыл: сюда - их населите скорей!
Вот отворен театр: так пусть несметные толпы
Реками хлынут в его семь исполинских ворот.
Мимы, на сцену! Пусть совершается жертва Атрида,
Пусть Оресту вослед страшный потянется хор!
Вы, триумфальную арку пройдя, узнаете ль форум?
Что там за мужи в креслах курульных сидят?
Ликторы, ваши секиры несите! Претору должно
В кресло усесться и суд неумолимый творить.
Улицы чистые вширь раздались, и, вымощен камнем,
Путь пешеходный пролег около самых домов.
Кровли вперед выдаются, навес образуя над ними,
Комнат нарядных кольцо весь опоясало двор.
Ставни спешите открыть и дверей заваленных створки,
Пусть в их жуткую тьму радостный луч упадет.
Глянь, как стройно вокруг стоят красивые скамьи,
Пол, возвышаясь блестит от разноцветных камней.
Свежи еще на стене огневые, пышные краски,
Где же художник, ужель только что кисть отложил?
Здесь наливные плоды и цветов роскошных гирлянды
Вдоль по карнизу каймой дивный фестон протянул.
Там - младенец Амур с корзиной крадется полной,
Здесь выжимают гурьбой гении пурпурный сок.
В пляске несется вакханка; там - нежится в полудремоте,
И притаившийся фавн жадно глядит на нее;
Здесь она горячит кентавра и, на колене
Стоя одном лишь, бьет тирсом его по хребту.
Отрок, что же ты медлишь? Здесь много сосудов красивых,
Свежей воды зачерпни, дева, в этрусский кувшин.
Здесь и треножник, стоящий на сфинксах крылатых, - живее
Уголья вздуйте, рабы, и разожгите очаг!
Нате на рынок монету времен могучего Тита,
Вот и весы тут лежат, - видите, цел разновес.
Вставьте зажженные свечи в чудесные эти шандалы,
Чистым маслом по край лампы наполните все.
Что этот ларчик вмещает? Глядите, девушки, кольца
И ожерелья жених вам золотые прислал.
Так поведите невесту в душистую баню; вот мази,
Вот румяна хранит этот граненый хрусталь.
Где ж старики и мужи? Сокровищем великолепным
Древние хартии сплошь заполонили музей.
Вот и стиль для письма и таблички вощеные также.
Все уцелело - земля преданно все сберегла.
Так же пенаты на прежних местах, и все отыскались
Боги опять; почему ж строгих не видно жрецов?
Вот золотым кадуцеем Гермес взмахнул стройнобедрый,
И над рукою его гордо победа летит.
Тут алтари, как древле, стоят, - придите ж, придите,
Бог заждался, - поскорей жертву сожгите ему!

Поэтический отклик на завершение раскопок Помпеи и Геркуланума. Шиллер никогда не был в Италии, но на основании подробных описаний и изображений сумел воссоздать облик открытых городов с удивительной наглядностью и лиризмом.
В креслах курульных - Ряд должностных лиц в Древнем Риме (консулы, преторы, курульные эдилы и др.) во время официальных актов сидели в особых - курульных – креслах, изготовлявшихся из слоновой кости, а позднее из мрамора и металла.
Ликторы - служители высших должностных лиц.
Претор - должностное лицо, ведавшее главным образом судебными делами.
Тит - Тит Флавий Веспасиан, римский император (79-81).
Музей - здесь: библиотека.

@темы: Стихи

07:59 

Ник. Гумилев. Основатели.

Armilla
Idem in me! (c)
ОСНОВАТЕЛИ

Ромул и Рем взошли на гору,
Холм перед ними был дик и нем.
Ромул сказал: "Здесь будет город".
"Город как солнце",- ответил Рем.

Ромул сказал: "Волей созвездий
Мы обрели наш древний почет",
Рем отвечал: "Что было прежде,
Надо забыть, глянем вперед".

"Здесь будет цирк,- промолвил Ромул,-
Здесь будет дом наш, открытый всем".
"Но нужно поставить ближе к дому
Могильные склепы",- ответил Рем.

@темы: Стихи

21:29 

Вяч. Иванов.

Armilla
Idem in me! (c)
КОЛИЗЕЙ.

Какъ тяжкій гулокъ сводъ, и мракъ угрюмъ и густъ!..
Вхожу: луна сребритъ истлѣвшія громады.
Какъ впадины очей потухнувшихъ, аркады
Глядятъ окре́стъ. Все спитъ. Просторъ арены пустъ...

И мнится: древній родъ Нероновъ и Локустъ
Наполнилъ чуткій мракъ... Тѣснятся миріады.
Незримо — зоркіе, на мнѣ лежатъ ихъ взгляды.
Беззвучный слышенъ плескъ, и кликъ безгласныхъ устъ...

Что́ жаднымъ трепетомъ, какъ въ дни кровавыхъ оргій,
Волнуетъ ихъ приливъ подъ блѣдною луной?
Куда вперенъ ихъ взоръ? Что́ движетъ ихъ восторги?..

На свѣтломъ поприщѣ чья тѣнь передо мной?..
Взгляну ль назадъ, тоской и ужасомъ объятый?..
Крестъ виденъ на тѣни, и на крестѣ — Распятый...

@темы: Стихи

16:30 

Всем доброго времени суток!

Konstant
Все проходит. И это пройдет
Только сегодня наткнулась на сообщества и не смогла обойти стороной....

Федор Тютчев


ЦИЦЕРОН

Оратор римский говорил
Средь бурь гражданских и тревоги:
"Я поздно встал - и на дороге
Застигнут ночью Рима был!"
Так!.. Но, прощаясь с римской славой,
С Капитолийской высоты
Во всем величье видел ты
Закат звезды ее кровавый!..

Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые!
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.
Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был -
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил!

<1829>, начало 1830-х годов

@темы: Стихи

23:45 

Стихи графа Василия Комаровского

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Вечер

За тридцать лет я плугом ветерана
Провел ряды неисчислимых гряд;
Но старых ран рубцы еще горят
И умирать еще как будто рано.

Вот почему в полях Медиолана
Люблю грозы воинственный раскат.
В тревоге облаков я слушать рад
Далекий гул небесного тарана.

Темнеет день. Слышнее птичий грай.
Со всех сторон шумит дремучий край,
Где залегли зловещие драконы.

В провалы туч, в зияющий излом,
За медленным и золотым орлом
Пылающие и́дут легионы.

1910

@темы: Стихи

Populus romanus

главная